Федотов Валерий Павлович (matholimp) wrote in covid19stat,
Федотов Валерий Павлович
matholimp
covid19stat

Categories:

Первая смерть от коронавируса в «Ленэкспо»

С https://m.fontanka.ru/2020/06/17/69320179 :

36-летний петербуржец попал во временный госпиталь в Ленэкспо с 10% поражения легких. Спустя две недели он скончался. В причинах смерти указан COVID-19.
Семья петербуржца Николая Косинова заболела коронавирусом в середине мая. По результатам компьютерной томографии легких его госпитализировали в пансионат «Заря», а его 36-летнего сына — в «Ленэкспо». Отец просил не разлучать их, так как у сына была особенность, из-за которой молодому мужчине нужно было особое внимание. Однако медики поступили в соответствии с регламентом, и Кирилл отправился во временный госпиталь. За две недели «сгорел». Урну с его прахом семье выдадут для захоронения 18 июня. Отец подготовил заявление в Следственный комитет.

Глава семейства и 18-летняя дочь Анастасия почувствовали недомогание 12 мая, а 15 мая заболел старший сын Кирилл. На следующий день у всех троих взяли тесты на коронавирус. Они оказались положительными. Причем, чтобы это выяснить, Анастасии пришлось самостоятельно сходить в поликлинику. Состояние отца и сына ухудшалось, у Кирилла к высокой температуре присоединился сильный сухой кашель. 19 мая скорая помощь отвезла их на догоспитальное КТ.

«У дочери из симптомов была только потеря обоняния и вкусовых ощущений, и поэтому она осталась дома одна, — рассказал Николай Косинов «Фонтанке». — Компьютерная томография показала, что у моего сына 10% поражения легких по типу «матового стекла», у меня — 24%. В машину скорой помощи мы взяли сумку с вещами одну на двоих. Но врач скорой предупредила, что нас могут отправить в разные больницы».

Николай Косинов попытался объяснить, что разлучать их с сыном нельзя: у Кирилла Косинова было психиатрическое заболевание, полученное в 2005 году во время службы в Чечне после окончания военного университета.

«Если сын принимал препараты, все было нормально, но если пропускал прием — закрывался, отгораживался от мира, — рассказывает отец. — Я попытался это объяснить врачу скорой, но она сказала, что в соответствии с медицинским регламентом мы едем в разные больницы, я — в пансионат «Заря», а Кирилл, как пациент с «легкой формой», — в госпиталь в «Ленэкспо».

Косинов-старший старался созваниваться с сыном при каждой возможности, однако дистанционно контролировать, пьет ли Кирилл свои таблетки, не мог. «В госпитале в «Ленэкспо» почему-то нет лечащих врачей, которые вели бы больного, — говорит он. — Я связывался с каждым дежурным врачом, раз за разом говорил об особенности Кирилла, о его диагнозе, что ему нужны препараты. Однажды мне из «Ленэкспо» позвонил дежурный психотерапевт, спрашивал о его диагнозе, и я рассказал, что, если Кирилл перестает принимать лекарства, уходит в себя».

Кирилл не жаловался на состояние, но у него продолжался кашель, иногда поднималась температура. Однако из разговоров с сыном Николай Косинов понял, что тот находится в состоянии стресса — не может есть и хочет пить воду. И, возможно, перестал принимать свои препараты. «Он человек терпеливый, не стал бы жаловаться и расстраивать меня», — говорит отец.

24 мая Кирилла внезапно отправили в Госпиталь ветеранов войн на исследование желудка методом ФГДС и повторного обследования лёгких на КТ. В последний раз Николай Косинов поговорил с сыном по телефону, пока тот ждал своей очереди на это обследование. После этого о его состоянии отец мог узнавать только у дежурных врачей и через справочную службу.

«На КТ, как я уже позже узнал, после смерти моего сына, было видно ухудшение состояния, — говорит отец. — Я просил оставить его в Госпитале ветеранов войн после обследования, но его все равно вернули в «Ленэкспо». Я не мог все контролировать, потому что сам находился в не очень простом состоянии в «Заре». Но там медики работали профессионально, и меня буквально вытащили. А в «Ленэкспо» был холод собачий, потолки — под четыре метра, стресс. Кириллу, как человеку нездоровому, требовалось полноценное лечение с учетом его особенности».

Спустя еще двое суток Косинову-младшему стало еще хуже, и его снова перевезли из «Ленэкспо» в Госпиталь ветеранов войн, где он сразу попал в реанимационное отделение. «Что-то с отравлением связано», — неопределенно сообщили отцу по телефону о состоянии сына. 27 мая в справочной службе госпиталя состояние Кирилла охарактеризовали как тяжелое стабильное, из реанимации его перевели в 11-ю палату 10-го отделения.

«О своем состоянии он говорил врачам: «Нормально». А 1 июня ему стало значительно хуже. Появилась одышка. И на вопрос о самочувствии он уже отвечал: «Плоховато». По словам дежурного врача, ему начали колоть гормоны и белок. Состояние охарактеризовали как «тяжелое нестабильное», но реаниматолог осмотрел его и пришел к заключению, что показаний для реанимации нет». Все это время у Кирилла был кашель, температура поднималась до 38, один раз — до 39.

«С новым лечащим врачом мы договорились, что 3 июня после 13 часов я ей позвоню, чтобы узнать, как идёт лечение, а уже утром 3-го числа моего сына не стало — он умер в 6 часов утра, — говорит Николай Косинов. — Врач сказал, что таково течение этой болезни. В заключении о смерти указаны следующие причины: отек легкого острый, пневмония — возбудитель не уточнен, COVID-19».

«Я считаю, что Кирилла для лечения поместили не туда, куда надо. В «Ленэкспо» люди долечиваются. И к нему относились как к «легкому», — говорит Николай Косинов. — А с его особенностью он мог замыкаться, не пить, не есть, не жаловаться. Я об этом всем говорил, и в «Ленэкспо», и в Госпитале ветеранов войн. Потом, когда нам выдали его вещи, оказалось, что его таблетки вообще не тронуты. Он их не принимал».

Факт смерти Кирилла Косинова «Фонтанке» подтвердили в комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга. «Мы не можем обсуждать состояние пациента и причины, приведшие к смерти, по соображениям врачебной тайны, — подчеркнули в ведомстве. — Во временный госпиталь «Ленэкспо» везут пациентов по четким критериям: с легкой и среднетяжелой формой заболевания, имеющих поражение легких по КТ до 25 процентов. К сожалению, процесс протекания заболевания непредсказуем, и порой утяжеление состояния пациента происходит в считанные часы. От этого никто не застрахован, и предотвратить такое течение заболевания нельзя. Именно для этих случаев предусмотрен перевод пациентов в стационары, где оказывают помощь больным с тяжелой формой инфекции».

Николай Косинов выписался из больницы 8 июня, после лечения ему требуется реабилитация. Тело его сына кремировали в соответствии с распоряжением Роспотребнадзора, урну с прахом семье выдадут 18 июня. Кирилла похоронят на Репинском кладбище, рядом с бабушкой.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»
Subscribe

promo covid19stat april 19, 2020 07:03 13
Buy for 10 tokens
Свежее с https://matholimp.livejournal.com/1923087.html : Канун дней рождения величайших мерзавцев, сильнее других повлиявших на историю ХХ века (рамки которого задним числом разумнее определять как 1918-2018), побуждает к юбилейному тексту. На исходе первой мировой волна социалистических…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments